вот она эта грань - наконец так близко, видна уже мне, не смыкающаяся с горизонтом.
я читаю почти про тебя в тот момент, когда играет эта музыка - такая знакомая, такая опасная и такая ядовито-приторная.
мой милый друг, твоё пожелание, такое святое и идиллистическое, никогда уже не сбудтеся, так же как и мы с тобой - никогда не встретимся.
я живу и теряю, я переживаю это сама и будто смотрю на ситуацию со стороны; всё словно как во сне. ты пожелал мне детства, но ты меня лишь расстроил.
теперь всё уже не так. теперь радость об увиденном живом, настоящем олене в рождественскую ночь на чьём-то участке так просто заглушить радостью от выпитого шампанского, теперь подарки значат не больше чем слова и мне хочется другого.
но ведь это - тайна. никто ничего не увидит и не поймёт, никто не спасёт, никто не протянет руки когда я полечу стремительно вниз, сорвавшись в пропасть, слетев со ржаного поля, на котором обитала. грядёт что-то фатальное, и я не смогу этого остановить. роковые строки, роковые мысли и тяжкие слёзы - тебе я тоже ничего-ничего не скажу, потому что я никогда уже не смогу поверить. ни в кого.
может, ты исренен. может, весь мир действительно такой же красивый, каким его видит ребёнок, может на кавказе люди с большой душой, как писал М. Ю., может я останусь в детстве навсегда, и моя душа будет нетронутой, святой, чистой. я до боли хотела бы верить в то, что ты меня спасёшь, это так похоже на правду для моего ещё уцелевшего кусочка наивности, я так хотела бы просто любить тебя и жить с этим, каждую ночь засыпая с представление о том, как моя голова покоится на твоих коленях, а ты перебираешь мои волосы и мы пьём с тобой чай, но ведь это не так, и никогда не будет так, мы никогда не перейдём на "ты", и ты, быть может, скоро умрёшь. я не поверю тебе, прости. и жалеть об этом тоже не буду. прости, дорогой. как жаль, что ты не встретил меня, когда мне было 12.
хотя...